История из первых рук: Из Харькова в Зелену Гуру

Какой была причина переезда и сколько времени заняла адаптация?

В нашем случае не мы выбирали страну, а она — нас. Муж работал в харьковском филиале польской компании и в один прекрасный день сообщил, что нужно готовиться к переезду. Нельзя с точностью до дня ответить, сколько времени заняла адаптация, но, конечно же, первое, с чем приходится столкнуться любому эмигранту, – языковой барьер. Даже обладая достаточным словарным запасом, сложно перебороть психологический барьер и начать разговаривать. Со мной было именно так. Около года я учила польский по книгам, но при этом общалась с новыми знакомыми на английском, пока однажды не сказала сама себе: «Пора!». Я боялась делать ошибки, мне не нравилось звучание собственной речи, случались казусы из-за неправильного употребления слов, созвучных с украинскими, но в целом язык дался мне довольно легко.

Какие особенности местного менталитета были особенно очевидны?

Поляки во многом схожи с украинцами, но есть и аутентичные черты. Например, они любят… жаловаться. На жизнь, правительство, погоду, соседа, бюрократию, даже если на самом деле все не так уж и плохо. Помню, наслушавшись нелестных отзывов о работе местных чиновников, я почти паниковала перед первым визитом в urzad miasta (орган местного самоуправления) для оформления документов. Но на практике все оказалось легко и просто, особенно по сравнению с тем уровнем бюрократии, к которому мы привыкли в Украине. Хотя, возможно, мне помогает позитивный настрой и ориентированность на результат.

Почему стали заниматься общественной деятельностью?

Благодаря стечению, на первый взгляд, не самых благоприятных обстоятельств. Вакансий по моей профессии — специалист по лазерной и оптоэлектронной технике – в небольшом городе  не было, или предполагались командировки.Потому начала заниматься тем, к чему лежит душа – организацией мероприятий, присоединившись к одному из фондов развития культуры. Мы проводили кинофестивали и различные массовые акции. Так я открыла для себя формат работы в общественной организации и узнала все нюансы, что называется, изнутри.

Спустя некоторое время я поняла, что хочу воплощать в жизнь собственные идеи. К тому времени я достаточно долго прожила в местном сообществе, у меня сформировалось четкое понимание того, на какие аспекты жизни мне хотелось бы оказать влияние. Так родилась идея создания новой общественной организации — Фонда поддержки творческих инициатив Lyada, приоритет которого — образовательная деятельность, развитие в людях творческого начала и креативности. Но помимо этого в ведении Фонда вопросы экологии, архитектуры и озеленения, семьи и поддержки матерей, культуры и анимации.

За 5 лет работы мы реализовали десятки проектов: фестивали, мастер-классы и спортивные соревнования, благоустраивали город, организовывали велоквесты и кинопоказы, рассказывали об актуальных трендах IT-индустрии на регулярных заседаниях зеленогурского TechKlub. В ближайших планах – мультинациональный проект, знакомящий с культурами народов мира. К его реализации мы привлекли иностранцев, живущих в нашем городе. Планируем создание своеобразного эко-парка. Продолжим развивать направление проектов для женщин – проводить консультации с диетологами, фитнес-тренерами и пр.

Деятельность Фонда была неоднократно отмечена наградами за активизацию локального сообщества, но главный результат лично для меня – это то, что я замечаю позитивные изменения, к которым мы, прямо или косвенно, имеем отношение.

Как ваши дети интегрировались в среду ровесников?

У меня двое детей, 11-летняя дочь, родившаяся в Украине, и 4-летний сын, который появился на свет уже в Польше. Но оба они украинцы, как говорится, до мозга костей. Когда дочь перешла из одной школы в другую, в первый же день она радостно сообщила, что научила новых одноклассников считать на украинском языке.

Бытует мнение, что дети легче адаптируются к новой среде. Но я считаю, что огромную роль играет характер ребенка. Моей дочери, интроверту по натуре, перемена места жительства далась нелегко, несмотря на то, что на момент переезда ей было всего полтора года. На первых порах она категорически не воспринимала польский язык, не любила слушать ни книги, ни песенки, не общалась с ровесниками в детском саду, куда начала ходить в 2,5 года. Перелом произошел значительно позже. У сына же совсем другой характер, он прирожденный коммуникатор и доносит информацию всеми доступными способами. У него совершенно нет проблем с общением, даже если собеседник его не слишком хорошо понимает.

Чем отличается польская система образования от украинской?

В целом система образования в Польше не слишком отличается от украинской. Существует аналог нашим «яслям» — zlobek. Его могут посещать малыши возрастом от 5 месяцев до 3 лет. Следующий этап — przedszkole, для детей от 4 до 6 лет включительно. Затем – общеобразовательная школа. Польки не «засиживаются» в декрете. Обычно они возвращаются к работе, когда ребенку исполняется год. Но даже если финансовое положение семьи позволяет женщине не думать о заработке, они не закрываются в 4 стенах и ведут очень активный образ жизни.

Запись в государственные детские сады стартует ежегодно в марте и проводится через электронную очередь. К сентябрю группы уже сформированы и свободных мест, как правило, не остается. Потому тем, кто приезжает в страну в середине года, скорее всего, придется выбрать частный детский сад и ждать следующего набора. Стоимость посещения частных дошкольных учреждений варьируется от 400 до 900 злотых в месяц. Это не заоблачная сумма, но довольно существенная для бюджета среднестатистической семьи.

Мне трудно сравнить качество образования с текущим положением дел в Украине. Но проблемы, определенно, есть. Лично мне не нравится ограничение креативного мышления, например, удивляет оценивание на уроках рисования – как можно шаблонизировать творческое проявление личности ребенка, пусть даже рисунок состоит из точек и палочек? Еще одни аспект: уроки религии в школе, которые проводит католический священник (ксьондз) в основное учебное время. Представителям других вероисповеданий предложена альтернатива в виде уроков этики, но посещать их нужно в дополнительные часы. Хотя моей дочери это даже нравится: в то время, как одноклассники изучают основы католицизма, они с товарищем ходят «на мороженое».

Чему украинцам можно было бы поучиться у поляков?

Польша стала на путь евроинтеграции раньше, чем Украина, и это отразилось на поведении людей. Они проявляют больше взаимоуважения. Это заметно, в том числе, и на бытовом уровне: водители заранее притормозят перед пешеходным переходом, хозяева собак уберут за своими питомцами.

Каждый поляк знает, что его мнение имеет вес и верит в то, что даже один человек способен повлиять на что-либо в обществе. Этой веры в собственные силы и осознания своих прав пока не хватает украинцам.

Нам не занимать чувства эмпатии, но мы, к сожалению, пока что мало доверяем друг другу. Думаю, для этого просто не было подходящих условий. В Польше я крайне редко чувствую себя напряженно, ощущение того, что я не могу доверять собеседнику, у меня возникало считанное количество раз и то, когда приходилось иметь дело с политиками. На бытовом повседневном уровне можно без боязни открываться и доверять людям.

Обеим нациям не хватает исторического образования. Пока мы не установим причинно-следственную связь между событиями и последствиями, мы будем вновь и вновь наступать на те же грабли. С одной стороны, историю пишут победители и они же ее интерпретируют, но все же существуют непреложные факты и ключевые события. Теми, кто не знает историю, легко манипулировать, они более подвержены принятию иррациональных решений.

Что вы посоветуете тем, кто всерьез думает об эмиграции?

Если бы я могла дать совет гипотетическому лучшему другу, который только задумывается об эмиграции, я бы рекомендовала искреннее самому себе ответить на вопросы: готов ли ты к тому, что в жизни изменится абсолютно все? К тому, что пройдет много лет, прежде чем появятся новые друзья, близкие люди, те, которым можно позвонить среди ночи и попросить о помощи или просто поговорить? А возможно и не найдутся вовсе. Готов ли ты к тому, что придется поменять профессию, говорить на неродном языке большую часть времени? Готов ли выйти из зоны комфорта, начать все с чистого листа? Если человек не готов ко всему этому, мысли об эмиграции лучше оставить.

Фото из личного архива Ирины Бровко