В Киеве в помещение в Польского института 12 апреля прошел первый кинопоказ в рамках Дискуссионного киноклуба. Для старта  был выбран фильм 2014 года «Боги» (Bogowie) режиссера Лукаша Пальковского (Łukasz Palkowski).  Директор польского института  Бартош Мусялович (Bartosz Musiałowicz), приветствуя первых участников киноклуба, пообещал и в дальнейшем интересную программу фильмов  — от современных до ставших уже польской  киноклассикой.

Выбор для показа фильма «Боги»  — о знаменитом польском кардиохирурге Збигневе Религе (Zbigniew Religa),  — становится понятным, когда узнаешь, что в Киеве работает Польская медицинская библиотека, носящая его имя, где книги из его архива, которые передала музею вдова врача (она также есть в фимье в качестве эпизодической героини). Кроме того, фильм отмечен главными польскими кинопремиями —  «Орлы» и «Золотой Лев».

Первые кадры  рождают у всех, кто жил во времена СССР  устойчивое ощущение —  я уже видел точно такие же  стены. Главный герой идет по кое-как облицованному кафелем больничному подвалу, переходя и зоны свет в зону тьмы и пыхтя сигареткой. Это Варшава, 1983 год, а по больничному коридору идет Збигнев Релига (роль исполняет Томаш Кот (Tomasz Kot),  успешный кардиохирург,  прошедший стажировку в США. У него  есть мечта повторить опыт иностранных врачей по пересадке сердца, но в Польше уже была неудачная операция доктора Моля, а старая школа слишком консервативна, чтобы пробовать повторить это опять.

При этом дело происходит в социалистической Польше, где одноразовые перчатки — капиталистическая экзотика, оборудование надо покупать за доллары, пересадка сердца нарушает вековые  религиозные табу, а для машины, которая перевозит тело для трансплантации, приходиться воровать бензин…

Чтобы пересадка сердца наконец-то кончилась успешно, Релига вместе с молодой командой буквально своими руками должен построить  больницу в провинциальном Забже, потерять нескольких пациентов, пережить личный и профессиональный кризис, суметь найти 3 миллиона долларов, повалить бюрократическую машину, сначала поддаться, а затем  справиться  с алкогольной зависимостью, и в конце концов сделать 22-часовую операцию, фото финала которой признано одним  из 100 величайших фотографий мира.

На фото: кадр, сделанный для журнала National Geographic Джеймсом Стэнфилдом и тот же момент из фильма

Фильм «Боги»  как  любой биографический фильм имеет заранее предугаданный  конец —  известно, что опыт Религи в конце концов оказался успешным. Релига признан самым великим польским кардиохирургом, уже в демократической Польше был  назначен министром здравоохранения,  и был депутатом Сейма. Пить он бросил, а вот мелькающая постоянно в кадре сигарета  все-таки его погубила — причиной смерти стал рак.

Но вся  эта реальность, существующая где-то за пределами кинопространства, оказывается даже неважной, когда наблюдаешь за сгорбленной  нескладной фигурой Кота и запоминающимся выражением лица (специально для фильма он преобразился во врача так, что знавшие реального Религу, говорят о необыкновенном сходстве, как физическом, так и эмоциональном). Украинскому зрителю Томаш Кот  практически неизвестен,  его начали узнавать только после «Холодной  войны» Павликовского, хотя это артист огромного таланта и с уникальной актерской пластичностью. Если в «Холодной войне» Виктор Варский — это этакий Грегори Пек по-польски,  трепетный и скорее хрупкий интеллигент, то Релига в его исполнении это действительно  «сумасшедший со скальпелем».

Это врач, который  может легко договорится  с партийным функционером, и выйти, хлопнув дверью, и из приемной министра здравоохранения. Он, наплевав на запреты, начинает оперировать без разрешения властей, но при этом не способен выносить душевную боль после смерти девочки Евки.

Реальный Релига, кстати, старался максимально избегать контактов с пациентами и их семьями,чтобы эмоции и завязавшиеся отношения не вмешивались в его работу. Этим объясняется момент в фильме, когда он выгоняет ассистента, который впустил в кабинет Религи больного для разговора с дочерью, и врач становится свидетелем трогательного прощания.

А еще Релига не расстается с бутылкой, постоянно курит,  пьет кофе, в котором самого кофе больше, чем  кипятка, бросает скабрезные шуточки во время операции,  гоняет на своем  зеленом Fiat 125, рискую разбиться.

Такой ничуть не глянцевый образ — режиссеру удалось,  создавая картину о человеке со звездной биографией, не скатиться к хвалебным славословиям, а ведь фильм бы снят всего через шесть лет после смерти прототипа главного героя.

Также фильм отличается практически документальной точностью, когда дело касается показа операций — бьющие сердца в разрезанной груди, много крови, показ вскрытия трупа. Для тех, кто плохо переносит вид медицинских манипуляций в некоторых эпизодах может просто случится шок. Но в натуралистичности фильма нет излишества: такова работа врача, сходная с промыслом Бога.

Картину режиссера  Пальковского  в Польше  критиковали за американизированность истории и «придуманные» моменты — например, реальный Релига не оперировал директора обогатительной  фабрики, который в начале фильма согласился дать ему денег на его больницу. Но задача искусства не в том, чтобы копировать, а в том, чтобы выражать. В случае с фильмом «Боги» (Bogowie) это удалось — фильм долго не отпускает. А что это,  если не это признак качественного кино.